Размер текста: - o +

Сергей Лавров: в вопросе выхода из сирийского кризиса ничего выдумывать не надо

Герман Напольский 02-09-2014 15:16:02

 

В вопросе выхода из сирийского кризиса ничего выдумывать не надо. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров в ходе встречи 1 сентября в Москве с профессорско-преподавательским составом и студентами МГИМО.
 В частности, по мнению главы российского внешнеполитического ведомства, как в отношении Украины надо выполнять то, о чем договаривались, так и в отношении Сирии нужно делать то же самое. Есть документ от июня 2012 года, т.н. Женевское коммюнике, созданию которого мы активно способствовали. Под ним подписались США, Евросоюз, Китай, Россия, Лига арабских государств, Турция, ООН. В этом Коммюнике очень подробно излагается последовательность шагов по урегулированию сирийского кризиса, прежде всего, через переходный период, во время которого должны были быть согласованы вопросы реформы конституции, проведения всеобщих выборов и создания структур, которые обеспечивали бы национальное согласие. Я говорю, что они должны были быть, потому что более двух лет этот документ игнорируется. Сразу после его принятия в июне 2012 г. в Женеве, как и в случае с упомянутыми мной украинскими договоренностями, мы хотели, чтобы его одобрил Совет Безопасности ООН, чем начертал бы «дорожную карту» урегулирования сирийского конфликта. Нам западные страны категорически сказали «нет» – они не собирались поддерживать это Коммюнике, пока мы дополнительно не напишем, что, несмотря на одобрение этого документа, Б.Асад должен уйти. Мы спрашиваем: «Как это так? Ведь в документе этого нет, и мы об этом не договаривались. Речь шла о том, что стороны в Сирии начнут переговоры и на основе консенсуса правительства и оппозиции сформируют переходные структуры». «Напишите, что Б.Асада там быть не должно», – отвечали нам. В общем – не получилось.
В 2013 г., когда решался вопрос о химическом разоружении Сирии, которое благополучно завершилось, и в СБ ООН была принята резолюция, одобряющая план ликвидации химоружия, только тогда, спустя год после принятия Женевского коммюнике, оно было одобрено. Только о чем-то договоришься, как Запад пытается это все переиграть. Договорились консенсусом о необходимости формирования переходных структур. Они говорят: «Да, консенсусом, но без Б.Асада». Постоянно что-то «прикарманят», а потом говорят: «Что мое – то мое, а что твое – обсудим». Я понимаю, такое желание присутствует, но все-таки не надо опускаться до откровенного обмана партнеров, нужно работать честно.
Как я уже упомянул, сейчас кризис вышел на территорию Ирака и Ливии, где он, правда, никогда и не прекращался. Не может быть двойных стандартов.    
"Невозможно из желания свергнуть авторитарного лидера, каким был М.Каддафи в Ливии, ставить на карту все только ради личного проекта убрать М.Каддафи. Нам говорили: «Уйдет М.Каддафи, ливийский народ вздохнет свободно, и потом наступит демократия». Подобные речи произносились не только в кулуарах, но и публично: именно это заявляли президенты крупных уважаемых государств. Где сейчас Ливия? Огромное количество нефтяных месторождений захвачено террористическими группировками. Они продают эту нефть, а в Европе ее покупают, потому что потихоньку был снят запрет на импорт ливийской нефти. Выручка в том числе идет на финансирование террористов, с которыми пытаются бороться в соседнем Ираке. Вот такой замкнутый круг. Когда же свергли М.Каддафи и увидели, что те, кого вооружали и снабжали деньгами, разгромили страну, взяли под контроль какие-то районы, начинали скучать и пошли свергать власть в Мали, французы, активнейшим образом поддерживавшие и вооружавшие ливийских повстанцев и не скрывавшие этого, в Мали противостояли тем же самым людям, которых создали для свержения М.Каддафи в Ливии",- также отметил глава российского внешнеполитического ведомства.
"Я сказал об этом своему французскому коллеге. Он в ответ засмеялся и сказал «се ля ви». Это не политика: если мне нравится лидер, то, что бы он ни делал, я буду закрывать глаза на его сумасбродство и безобразия; а вот этот лично мне несемпатичен, поэтому мы сделаем все, чтобы его свергнуть, несмотря на то, что у него в стране самые высокие показатели социальной защиты населения. Так политика не делается. Если с «Исламским государством» нужно бороться в Ираке, и это объявляется чуть ли не главной целью, а на этот «террористический интернационал» в Сирии закрывают глаза в надежде, что эти террористы победят режим, – это невозможно. Если хотим сотрудничать по-честному и достигать цели через коллективные усилия (а в одиночку никто ничего не сделает), то нужно договориться о каких-то общих критериях. Антитеррор, задача в контртеррористической борьбе должны лежать в основе всего, что мы делаем на Ближнем и Среднем Востоке",- добавил он.

В вопросе выхода из сирийского кризиса ничего выдумывать не надо. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров в ходе встречи 1 сентября в Москве с профессорско-преподавательским составом и студентами МГИМО. 

В частности, по мнению главы российского внешнеполитического ведомства, как в отношении Украины надо выполнять то, о чем договаривались, так и в отношении Сирии нужно делать то же самое. Есть документ от июня 2012 года, т.н. Женевское коммюнике, созданию которого мы активно способствовали. Под ним подписались США, Евросоюз, Китай, Россия, Лига арабских государств, Турция, ООН.

В этом Коммюнике очень подробно излагается последовательность шагов по урегулированию сирийского кризиса, прежде всего, через переходный период, во время которого должны были быть согласованы вопросы реформы конституции, проведения всеобщих выборов и создания структур, которые обеспечивали бы национальное согласие. Они должны были быть, потому что более двух лет этот документ игнорируется. Сразу после его принятия в июне 2012 г. в Женеве, как и в случае с упомянутыми мной украинскими договоренностями, Россия хотела, чтобы его одобрил Совет Безопасности ООН, чем начертал бы «дорожную карту» урегулирования сирийского конфликта. России западные страны категорически сказали «нет» – они не собирались поддерживать это Коммюнике, пока мы дополнительно не напишем, что, несмотря на одобрение этого документа, Б.Асад должен уйти.

"Мы спрашиваем: «Как это так? Ведь в документе этого нет, и мы об этом не договаривались. Речь шла о том, что стороны в Сирии начнут переговоры и на основе консенсуса правительства и оппозиции сформируют переходные структуры». «Напишите, что Б.Асада там быть не должно», – отвечали нам. В общем – не получилось.В 2013 г., когда решался вопрос о химическом разоружении Сирии, которое благополучно завершилось, и в СБ ООН была принята резолюция, одобряющая план ликвидации химоружия, только тогда, спустя год после принятия Женевского коммюнике, оно было одобрено. Только о чем-то договоришься, как Запад пытается это все переиграть. Договорились консенсусом о необходимости формирования переходных структур. Они говорят: «Да, консенсусом, но без Б.Асада». Постоянно что-то «прикарманят», а потом говорят: «Что мое – то мое, а что твое – обсудим». Я понимаю, такое желание присутствует, но все-таки не надо опускаться до откровенного обмана партнеров, нужно работать честно",- продолжил Сергей Лавров.

Сейчас кризис вышел на территорию Ирака и Ливии, где он, правда, никогда и не прекращался.     

"Невозможно из желания свергнуть авторитарного лидера, каким был М.Каддафи в Ливии, ставить на карту все только ради личного проекта убрать М.Каддафи. Нам говорили: «Уйдет М.Каддафи, ливийский народ вздохнет свободно, и потом наступит демократия». Подобные речи произносились не только в кулуарах, но и публично: именно это заявляли президенты крупных уважаемых государств. Где сейчас Ливия? Огромное количество нефтяных месторождений захвачено террористическими группировками. Они продают эту нефть, а в Европе ее покупают, потому что потихоньку был снят запрет на импорт ливийской нефти. Выручка в том числе идет на финансирование террористов, с которыми пытаются бороться в соседнем Ираке. Вот такой замкнутый круг. Когда же свергли М.Каддафи и увидели, что те, кого вооружали и снабжали деньгами, разгромили страну, взяли под контроль какие-то районы, начинали скучать и пошли свергать власть в Мали, французы, активнейшим образом поддерживавшие и вооружавшие ливийских повстанцев и не скрывавшие этого, в Мали противостояли тем же самым людям, которых создали для свержения М.Каддафи в Ливии",- также отметил глава российского внешнеполитического ведомства.

"Я сказал об этом своему французскому коллеге. Он в ответ засмеялся и сказал «се ля ви». Это не политика: если мне нравится лидер, то, что бы он ни делал, я буду закрывать глаза на его сумасбродство и безобразия; а вот этот лично мне несемпатичен, поэтому мы сделаем все, чтобы его свергнуть, несмотря на то, что у него в стране самые высокие показатели социальной защиты населения. Так политика не делается. Если с «Исламским государством» нужно бороться в Ираке, и это объявляется чуть ли не главной целью, а на этот «террористический интернационал» в Сирии закрывают глаза в надежде, что эти террористы победят режим, – это невозможно. Если хотим сотрудничать по-честному и достигать цели через коллективные усилия (а в одиночку никто ничего не сделает), то нужно договориться о каких-то общих критериях. Антитеррор, задача в контртеррористической борьбе должны лежать в основе всего, что мы делаем на Ближнем и Среднем Востоке",- добавил он.

 


evrazesnews.ru

Показы: 945